два музея

Давно не было отражений – это я с черно-белым пытаюсь бороться. Платье безутешной
вдовы божьей коровки, увеличивающее на три размера – самое то для начала имитаций осенних депрессий. Всхлипываний и концептуально размытых монохромных картинок будет достаточно, предупреждаю – ко мне едет одноименная (монохром) Лейка. И, вообще, надо что-то менять в проекции мироздания, я человек-календарик: вертикальные жирные бабочки, фиалки в котлетах, рассветы-закаты, шляпы с бантами, кипарисовые аллеи к горизонтам и за – еще немного и тут станут появляться корзины с котятами. Фотограф должен бым мрачным и рефлексирующим говном существом (извините), и искать в придорожных
калеках бессмертную душу и бога (гыгыгы, я сейчас допишусь). Зато с
чистой совестью можно стать окончательным фриком – слать всех по
известному адресу, забыть про шампунь, отчаянно беспробудно бухать, с
удовольствием саморазрушаться другими известными способами и
рассказывать что тебе как-то особенно больно, потому что ты настоящий
Художник, а все остальные ныряют в этот мир не так глубоко и их жемчуг
подделка.
* размечталась
Вряд ли в этой жизни получится: я образцовая степфордская жена, многодетная мать, издатель, пишу
книжки с картинками про рыбные фрикадельки, у меня кулинарная школа и
мне никак невозможно. Остается только шепотом сквернословить, последняя
радость. Да и то, регулярно, даже за эти скромные шалости огребаю.
Эээээ…. вообще-то я собиралась написать про два римских музея. )
Грачи улетают, ага.
Рим в августе жутковатое зрелище – три машины и шесть пешеходов, сразу вспоминаются многочисленные теории заговоров и золотой миллиард.
Пустые парковки – закрытые рестораны, а мой любимый магазин Niki-Nika
переехал на лето на остров Сардиния. Что-бы было иллюстративней – в
новом музее Centrale Montemartini античной скульптуры мы были одни, даже
не так – мы были единственными посетителями, а он три этажа.
В
музей надо идти обязательно, я совершенно не поклонник античной
скульптуры, Агриппины-Агенобарбы и истории из “жизни камней”, любование
капителями и нервными нимфами оставляет меня равнодушной. Но он
расположен в здании первой в городе электростанции на берегу Тибра с
заботливо сохраненными всеми техническими уродствами. Помпы, термометры,
клапаны, рычаги и бесконечные трубы. Копыта от конных статуй и
фрагменты античных задниц как-то волшебно среди всего этого
механического отвратительного великолепия расположились. Надо.
И проект Захи Хадид – музей современного искусства МАХХI, начатый аж в 98 году и нет так уж давно окончательно завершенный. Сам музей – так себе, главной экспозицией были палатки расшитые пестрыми тряпками от какого-то очередного болвана, продвигаемого могущественной галереей (а я это яростно ненавижу). Но целый этаж отведен под выставку архитектурных проектов заслуживших всякие многочисленные премии и призы – оч. интересно, детки были в восторге: домики, человечки, игрушечные города – детские железные дороги еще никто не отменял. И само здание удивительно – размытые пол-стена-потолок, дневной свет (что нетипично для музейных строений), ощущение бесконечного лабиринта, но очень дружественного и логичного. Но расстроилась – люблю в таких музеях магазины (о, МОМА!) со всякой смешной ерундой и альбомами, дети обожают когда я им привожу идиотские книжки-раскраски или разговаривающие стирательные резинки, тут же продаются два блокнота с логотипом музея и 10 книг по архитектуре да и то только на итальянском.
И обязательный автопортрет в каноническом месте.
* вздыхает
Чувствую, что писать лучше про Тряпке.
И вот вам дельфинчег! )