Оксфорд раз

Снова льет дождь, обжилась, баночки в ряд и футболки по цвету, домашнее задание сделано и рассказываю в картинках практически ни о чем – дневник это или не дневник? ) В Оксфорде отвратительно холодно, взяла в гостинице велик (на верхней картинке, мой – левый) и в первый день замерзла до ушей такого лилового цвета, какого можно добиться только на лыжах. Живу в чудесной гостинице с говорящим именем Old Parsonage, старая часть здания 1390-го года, а основная “новая” – 1660-го и как совершенно серьезно сообщается в историческом буклете отеля: Привидение регулярно можно увидеть только в старой части этого дома. Я, кстати, еще не выяснила в какой из частей я живу.
Мое утреннее окно и наш садик. Фотографирую на М-9, совсем от нее отвыкла.
Это центральный вход в гостиницу и соседнее кладбище – оно прямо за невысокой стеной, через церковь.
Дорога в школу, сквозь парк и наконец-то сообразила, чем мне везде пахнет Англия, причем повсеместно и вне зависимости от сезона – свежестриженными газонами, где бы ты не находился, нос все равно поймает чью-то лужайку.
Перечисляю состав: Абдулла из Саудовской Аравии – пухлый, жизнерадостный болван, непрерывно жующий со звуком жевачки, Рашид из Эмиратов – самодовольный и отчаянно глупый мудак в трениках Гуччи, постоянно чешущий яйца брюхо, Родриго – симпатичный мадридец в одноименной футболке футбольного клуба, Джулиан – китаец (его настоящее имя невозможно не только запомнить, но даже приблизительно произнести, я честно пыталась), Джулиан похож на кусок хорошего мыла, такой же стерильный, бледный, круглый и эмоциональный и Насер из Катара. Насер – карлик, передвигается в коляске и самый из всех толковый. Ну, и я Белоснежкой в этой чудесной клумбе.
Вообще, выглядит все почти что безумно, особенно вчера, когда мы утром играли в карты, арабы чуть не передрались, мадридец кричал на китайца, а тот даже ни разу не вздрогнул, а моим партнером был гном. Гном с позорным счетом продул и еще немного и он бы начал рыдать, мне стало стыдно. Подумала, что неплохо было бы купить огромную английскую шляпу с ядовитым кустом и в ней ходить на занятия, для усиления эээээ… кинематографичности. Вернусь и сразу пересмотрю Time Bandits  Терри Гиллиама, совсем забыла про эту чудесную сказку. И как все-таки дальновидно я отказалась жить в “студенческом общежитии”.
Школа – одна из лучших английских “языковых” и я им теперь верю. Так как у меня взят самый усиленный курс из всех возможных, то выглядит это так – три часа утром групповые занятия, ланч и два-три преподавателя вечером индивидуально. Моя утренняя группа, как бы так корректней сказать… достаточно живописная. Перечисляю состав: Абдулла из Саудовской Аравии – пухлый, жизнерадостный болван, непрерывно жующий со звуком жевачки, Рашид из Эмиратов – самодовольный и отчаянно глупый мудак в трениках Гуччи, постоянно чешущий
Мой ланч в местной столовой – все удовольствие семь фунтиков вместе с десертом. Готовят где-то между “чудовищно” и “отвратительно”, но всего час и куда-то нестись за вкусным обедом нелепо.
И шляюсь после уроков по городу, я маньяк букинистических лавок – тут райский рай для меня. Потом покажу добычу.)
А это гостиничный ресторан (очень даже приличный, заявляю со всем гастрономическим французским снобизмом), мне чтобы попасть в номер необходимо пройти сквозь него, все бы нормально, но там горячие сконы (ааааааа) с домашним земляничным вареньем (ааааааааааа) и clotted cream жирностью 190% (ааааааааааааааааа). И, если я привезу на натруженной великом заднице пять-шесть килограммов…
Еще купила оттеночный шампунь, как я считала медового цвета и вот я теперь новая-красная (всех блядей, что рисуют цветом на упаковках надо пожизненно красить в ядовито зеленый) – надеюсь, что смоется.
И английский чуть-чуть покривлялся и вроде решил обратно ко мне возвращаться. )
*
ушла гладить школьную форму, завтра рано вставать